О Мастере

shifuШень Чжи из уезда Фуян провинции Аньхой, родился в 1962 году в семье мастеров боевых искусств, и поэтому занимается боевыми искусствами с самого детства - вот уже более 45 лет. Его учителями являются 19-й патриарх Тайцзицюань стиля "Чень" мастер Чень Сяован и наследник традиции Удан паньлунмэнь (школа свернувшегося дракона - уданское даосское направление) мастер Цигун Чжан Цзялин, 9-й патриарх монастыря "Тяньвансы" (переводится с китайского, как "Небесный Владыка", современное название "Тяньхэсы" - "Небесная Река"), что в провинции Хубэй. Шень Чжи усердно занимался и постепенно стал звездой традиционных боевых искусств. 

1. Звезда истинных боевых искусств.


В 1987 году в Чжэнчжоу состоялись соревнования по ушу-лэйтай "Чжэн-Сян бэй" между Чжэнчжоу и Сянганом (Гонконгом). Шень Чжи своим талантом превзошел целую толпу мастеров и стал чемпионом в весовой категории 60 кг, за счет чего приобрел известность. В 1989 году Шень Чжи по приглашению съездил в Сянган и на Тайвань. В 1991 году он вновь посетил Сянган, а также Таиланд и Сингапур, в результате чего прославился "меж четырех морей". 

Характер у мастера Шень Чжи замкнутый и спокойный, твердый и отважный, что в сочетании с прекрасными природными данными дает способность особого проникновения в суть боевых искусств. Сейчас Шень Чжи является начальником секретариата и главным тренером по китайскому ушу-лэйтай в "18 пекинских императорах", является заведующим отдела цигун в "Обществе по исследованию китайской литературы, живописи и цигун" провинции Аньхой, главным тренером Института гошу пекинского района Цзинту. Так как преподает он уже давно, то воспитал целую плеяду учеников. 


2. Путь изучения Искусства.

В ходе изучения боевых искусств Шень Чжи повсюду разыскивал учителей высокого уровня, искренне просил у них наставлений и усердно совершенствовался, еще в детстве заложив прочный фундамент боевой практики. Изучая тайцзицюань у мастера Чень Сяована, он в результате тщательной проработки базовых техник познал "движение и покой, расслабленное и напряженное, раскрытие и закрытие, вбирание и выпускание, косое и прямое, возбужденное и беззаботное", жесткое и мягкое, инь и ян, и постепенно от изучения боевого искусства дошел до тонкого ощущения Жизни и Вселенной. Он понял, что Великий Путь - не в непостижимости, обыденная тренировка уже содержит в себе непостижимость. Так он достиг духовного прозрения, оказавшего глубокое воздействие на его практику кулачного искусства.


Занимаясь тайцзицюань, Шень Чжи искренне прочувствовал его сокровенный смысл. Прозанимавшись короткое время под руководством Чень Сяована, он уже стал чемпионом на соревнованиях по тайцзицюань провинции Хэнань, заслужив прозвище "Князь Тайцзи". Полученное озарение резко улучшило его прогресс в обучении, и он стал получать истинную передачу от учителя Чень Сяована. 

Проучившись два года у мастера цигун Чжан Цзялина, Шень Чжи достиг следующего уровня духовного прогресса. Он глубоко понял и освоил жесткий цигун храма Тяньвансы. Он осознал, что духовный прогресс имеет две формы - "постепенную" и "внезапную". Эти две формы возникают лишь вследствие ограничений человеческого разума, а не в результате субъективных желаний, и, тем более, не являются чем-то искусственным, механически привнесенным. Ушу и цигун, преподаваемые людям неподготовленным и неискушенным, как раз и являют собой пример этих "границ разума". О том же говорит и буддийское изречение: "Восемьдесят четыре тысячи школ буддизма - все стремятся к дереву Бодхи" (под деревом Бодхи Будда Шакьямуни обрел просветление). Цель практики кулачных методов и цигуна заключается в абсолютном духовном прозрении человеческой жизни и всей Вселенной. Как только осознаешь это - сможешь использовать любой метод. Шень Чжи вполне оправдывает свое имя - "Чжи" ("Мудрый"). 


Выйдя на более высокий уровень духовного постижения, Шень Чжи в течении двух лет быстро изучил такие удивительные техники боевых искусств,как "железная рубашка", "накидка золотого колокола","железная ладонь", "созерцание двух пальцев", постиг суть методов уданской школы Паньлунмэнь, и стал наставником высшего уровня. 

Следуя своим двум учителям, он перенимал и их моральные качества. Указания Ченя и Чжана позволили ему "сделать проход в камышовом завале", просветлеть сердцем и отточить свое мастерство. 

Путь изучения Искусства скрыт в передаче сути. Шень Чжи прилежно и глубоко постигал требования учителей. Будучи человеком скромным, при учебе он осторожно вникал в смысл переданных от учителей знаний, обдумывал услышанное, почтительно принимал увиденное. И вот, десять лет пролетели словно один день в проработке изученного. Без лени постигалось и прорабатывалось каждое слово, каждое движение, каждое психическое состояние. 

Также Шень Чжи общался и с другими мастерами, испрашивал указания и от других учителей, искал ответы в самом себе, на практике осуществляя афоризм, гласящий что "вся тьма вещей в мире может быть моим учителем". 

Боевая наука неразрывно связана с традиционной китайской культурой. Когда шестой патриарх секты Чань Хуйнэн достиг просветления и собрался на юг за Янцзы, то пятый патриарх Хунжэнь хотел перевезти его на юг через реку, но шестой патриарх, сложив руки и, поклонившись учителю, сказал: "Когда ум Хуйнэна был в смятении, учитель перевез меня (через море Дхармы, то есть, привел к просветлению), теперь Хуйнэн достиг просветления и может перевезти себя сам". Так и Шень Чжи. Он знает, что дело учителя - подвести к важнейшим ключевым моментам. Учителя бывают двух сортов: одни - с наработанным имиджем, другие - без него, но которые, однако, знают все и могут все. Занимающиеся боевым искусством зачастую привлекаются внешним образом учителя, и теряют самое важное - его внутреннее состояние. Но Шень Чжи знал: если искать только по внешности, то если даже и встретишь знаменитого учителя, - не сможешь его распознать, - и разве может тогда идти речь о "передаче от сердца к сердцу"? А ведь "передача от сердца к сердцу" - самое важное во взаимоотношениях учителя и ученика. Если не нашел такого учителя, то так и будешь метаться - сегодня к одному, а завтра к другому. 

Изучая цигун у почтенного учителя Чжан Цзялина, Шень Чжи неукоснительно придерживался принятых в его школе заповедей. А предписаний, исполнения которых Чжан Цзялин требовал при наработке жесткого цигуна храма Тяньвансы, было очень много. Предписания также делились на внешние и внутренние. Внешние относились к телу - например, традиционные для буддизма запреты на убийство, прелюбодеяние, алкоголь и т.п.; внутренние относились к духовному состоянию. Духовные обязательства выше телесных, и Шень Чжи при тренировке постоянно их использовал. При выполнении упражнения "стояние столбом", тренировке базовых форм, сердце должно быть очищено, сумасбродные идеи - отброшены прочь. Так он ходил, стоял, сидел, лежал, - движение или покой - все едино. Так он и достиг своих высот. 

Шень Чжи понял, что исполнение предписаний - основное для тренирующегося, что внешние и внутренние ограничения в итоге сливаются воедино. На пути изучения Искусства нужна не только усердная тренировка, но и искреннее следование требованиям, погружение в передаваемое учителем чудесное мастерство. 

Создатель Дачэнцюань Ван Сянчжай говорил: "Кулак сам по себе не имеет методов, наличие методов - это пустота", "обычный - это и есть чудесный". Но достигнуть такого удивительного слияния необычайно трудно, и Шень Чжи это понял. Путь изучения Искусства, учителя и соблюдение предписаний сформировали его путь совершенствования тела. "Человек берет за образец Землю, Земля берет за образец Небо, Небо берет за образец Дао, Дао берет за образец само-естественность", - писал Лао-цзы, и путь Шень Чжи в изучении Искусства полностью с этим совпадает. 

3. Преподавание.

Достигнув прогресса в истинном постижении Искусства, Шень Чжи применил выработанный при этом подход к традиционной китайской культуре в целом. Став тренером китайского спортивного ушу-лэйтай, он воспитал множество превосходных талантов. Своим ученикам он говорит: "Будете искренними - достигнете успехов". 

Занимаются у него люди разных возрастов, самым молодым - 4-5 лет, самым старым - по несколько десятков. Распределяя нагрузку в соответствии с возрастом, он оптимизирует ее воздействие. Мастер часто говорит: "Самое важное в тренировке - это достижение правильного". 

Первым делом Шень Чжи воспитывает в учениках правильную силу. Он говорит: "Не только тренирующемуся надо иметь правильную силу, но и любому человеку, стремящемуся к успеху, надо иметь правильную силу - это применимо к любым сторонам жизни". 

В процессе преподавания он сам ни на миг не прерывает своих тренировок. В движении, стоя, сидя, лежа - он продолжает тренировку. У строгого учителя - хорошие ученики. Занимающиеся у него люди на соревнованиях всекитайского масштаба всегда добиваются отличных результатов. 

4. Покорение столицы.

Достигнув больших успехов, и принимая участие в национальных соревнованиях по ушу-лэйтай разных направлений - по тайцзицюань, по ушу-саньда, - он везде и всегда прилагал максимум усилий, его искренний подход, свободные движения и точные удары всегда получали высокую оценку профессионалов. Этот парень из провинции Аньхой неожиданно стал настоящим открытием для мира боевых искусств. 

На любых соревнованиях - будь это встреча "Чжэн-Сян бэй" или международный фестиваль по обмену опытом в ушу - он всегда от начала и до конца сохранял хладнокровие. Скорость выброса его руки превышала возможности человеческого глаза. От южных стран до материкового Китая, от Янцзы до Юго-восточной Азии ему вряд ли найдется достойный противник. С 1995 года Шень Чжи несет на себе тяжелое бремя Впередиидущего. 

В соревнованиях по лэйтай с помощью боевого искусства укреплять дружбу, распространением боевого искусства распространять его дух - вот главное заветное желание. 

ПРЕВЗОШЕДШИЙ СУДЬБУ

О "Князе Тайцзи" мастере Шень Чжи

Лянь Хуакэ, Сыма Цзинсюн, из журнала "Цзинъу" 3, 1996г.

Перевод с китайского Станислава Березнюка

Последнее изменение Воскресенье, 23 Август 2015 20:02